?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(Московским морозам посвящается)

Штирлиц с грустью посмотрел на свой свежезамороженный "Хорьх"...
На улице -25... Опять не заведётся...

Двери предательски примёрзли. Эксперимент с передней пассажирской привёл к отрыву ручки, и на мгновение Штирлиц даже превратился в Исаева, мысленно произнеся одному ему известное и невероятно сильное русское заклятье, которое, даже выкрикни он его, ни подшефные Мюллера, ни, тем паче, спецы Шелленберга, гарантировано не смогли бы расшифровать.

С задними дверьми Штирлиц решил не рисковать. В салон удалось пробратьсячерез багажное отделение, дверца которого чудесным образом отмёрзла уже с пятого удара каблуком…

Разместившись на водительском месте, он подумал, что когда-нибудь, где-нибудь  наверняка найдётся какой-нибудь умница, который придумает что-нибудь типа электрического подогрева сидений…

На удивление машина, хоть и не с первого раза, но завелась . Вот что значит настоящий русский бензин!
Элитное горючее -  всего несколько канистр, прямо с московского НПЗ, ему передал центр через своего агента – сторожа зоопарка в Берне.

Несмотря на относительно быстрый прогрев - всего каких-то полчаса, стёкла всё также  оставались покрыты морозными узорами.
 «Почти как в московском трамвае под Новый Год…» - Ностальгически вспомнил Штирлиц.

Время поджимало и Штирлиц, хорошо известным каждому советскому ребенку способом -  продышав во льду лобового стекла небольшое прозрачное оконце – прямо над рулевым колесом на уровне глаз, сумел  потихоньку стронуться с места. Однако этого было недостаточно – оконце не позволяло поворачивать. Здесь снова выручила смекалка: сняв перчатку он приложил ладонь левой руки к боковому стеклу и… О чудо! Через пять минут уже мог видеть немного улицы и левое боковое зеркальце заднего вида.

И тут Штирлиц, машинально посмотрев в это зеркальце, удивленно присвистнул: тот «Вандерер», что пристроился за ним ещё вчера на Фридрихштрассе, продолжал и сегодня неотступно идти следом.
В данном случае - в прямом смысле идти – четыре амбала в тёмных пальто с трудом толкали тяжелую машину, тщетно пытаясь хоть как-то оживить замёрзший мотор.

Неужели хвост!?

«Ничего страшного, – он попытался успокоить себя, – это обыкновенная паранойя.  А может, сдают нервы? Тоже, между прочим, резонное объяснение. Надо проверить».

Как это проверить, он тоже знал еще с детства: «Когда кажется, креститься надо!», – любил говаривать его дед.

Прибавив на всякий случай газу, но так, чтобы не превысить разрешенные в черте  города 60км/ч, он приступил к проверке.

 Удерживая руль левой рукой,  Штирлиц сложил пальцы правой руки в щепоть и начал размашисто себя крестить. И неожиданно замялся, соображая в какую сторону следует ему креститься: с левого плеча на правое, как лютеранину Штирлицу, или с правого на левое, как православному Исаеву. В конце концов, он перекрестил себя по-шопски и тут же снова взглянул в зеркальце – черный «Вандерер» не отставал.

«Значит, это не паранойя», – подумал Штирлиц и решительно вдавил педаль газа в пол. Мотор даже не взвыл, а взревел, выдав сразу с десяток оглушительных хлопков, да такой невероятной мощности, что амбалы в пальто, толкавшие «Вандерер», бросив машину,  попадали на мостовую, видимо приняв хлопки из глушителя за автоматную очередь.

А «Хорьх»  рванул по пустой Фридрихштрассе,  пролетая мимо десятков замёрзших машин. Потом он резко свернул на Инвалиденштрассе и, нарушая все законы физики,  проскочил на запрещающий красный прямо под прицепом лесовоза, оказавшись в итоге  на Ветераненштрассе.

Посмотрев в зеркальце,  Штирлиц понял, что хвост отстал…

Теперь  он медленно и спокойно свернул на Ционц платц и остановился у ворот одноимённой кирхи.

Градусник в салоне показывал всего -10, так что мёрзли только ушки…

Перед воротами кирхи, в окружении дюжины прихожан, среди которых Штирлиц с удивлением обнаружил Кальтенбрунера,  стоял пастор Шлаг в синем шерстяном спортивном костюме,  с лыжами в руках.

На пасторе была шапочка «а-ля петушок» с эмблемой московского «Спартака»  - центр счёл, что помимо своего прямого назначения по сохранению головы от мороза, шапочка будет хорошим опознавательным знаком для нашего человека на той стороне…

Всем своим видом пастор выражал желание и готовность совершать различные подвиги, что косвенно  подтверждал  под завязку набитый зеленый «сидор» на его спине.

«Интересно, что у него там, - подумал Штирлиц. – Хорошо ещё, если только термос с кофе и бутылка шнапса для растирки отмороженных конечностей…»

- Пастор, - Штирлиц покачал головой – нам пора. Но прежде, чем вы сядете в машину, прошу вас попрыгать на месте.

Шлаг неуклюже выполнил просьбу, но и этого было достаточно, чтобы «сидор» проявил себя оживлённым звяканьем…

«Детский сад!» - с досадой подумал Штирлиц.

Под его укоряющим взглядом,  пастор с очевидной неохотой выудил из мешка большой золотой амулет на толстой цепи и золотое паникадило невероятных размеров, и отдал кому-то из прихожан.

После недолгого прощания пастор загрузился в машину.  Но возникло досадное недоразумение – лыжи отказывались влезать. Возможным решением проблемы было уменьшение размера лыж с помощью режущего инструмента или ехать с открытым багажником. Печально вздохнув, Штирлиц выбрал второе… Ибо режущий инструмент он с собой взять не догадался, а ничего подходящего под рукой не было.

По дороге к границе пастор о чём-то много и воодушевлённо говорил, но Штирлиц не слушал.

Он думал о том, что когда-нибудь, где-нибудь, найдётся какой-нибудь  умница, который  обязательно придумает что-нибудь, наконец, типа  «зимнего пакета», «климат-контроля» и настоящего термобелья…



VIA  - http://www.proza.ru/2017/01/26/829

Метки:

Profile

яволь
independent_msk
independent_msk

Latest Month

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner