?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Лёшка...

 «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».
                                                                       Евангелие от Матфея, стих 39.

                                                                   Предисловие.
 Уважаемый читатель, эта история  с трагическим концом…
Это быль, рассказанная мне близким другом. Она потрясла меня своей мистической сущностью и атмосферой. И так случилось, что мне довелось лично знать некоторых её персонажей. Пришло время доверить ее бумаге.
Я расскажу её так, как воспринял и как она живет в моей памяти. От первого лица. От имени человека, которого уже нет…
Почти все имена изменены.
Излагаемые события –  конец 90-х  - середина 2000-х.


Лёшка...
На самом деле, в соответствии с возрастом и положением, его должны были бы называть Алексей Аркадьевич.
Ему было где-то немногим  за 40 и служил он в одном из столичных «почтовых ящиков» ведущим  инженером цеха по производству какой-то  электроники, прекрасно разбирался в станках-автоматах, каких-то там контактных и бесконтактных установках и еще много в чем.

Познакомились мы на выставке достижений капиталистического хозяйства в Экспоцентре на Красной Пресне, куда я, не так давно закончивший наш главный станкостроительный ВУЗ, был приглашен представлять оборудование  известной французской компании.
Выставка была закрытой, и гостей пускали только по именным приглашениям.

Посетители неспешно бродили по проходам, собирая проспекты, смущенно выпрашивали сумки и сувениры.
Рабочий день уже спешил к завершению, как вдруг, возле моего стенда нарисовался высокий худощавый  мужчина средних лет (на вид так раза в два постарше меня)  с давно не стриженными и не мытыми волосами, в видавшей виды брезентовой куртке и сильно полинявших джинсах.
Мужик протянул на удивление большую для своей комплекции лапищу и сказал:
- Ну, это. Привет.
- Здравствуйте, – ответил я. Такой панибратский стиль, удивил, конечно.
Я вежливо подал ему руку, на что получил довольно ощутимое, почти на грани боли, рукопожатие.
- Тебя как звать? – продолжил мужик с видом, будто мы уже давно знакомы, и имя он спрашивает  так, для формальности.
- Иван – Я подал ему свою визитку.
-  А-а! Ваня значит! – сказал он, расплывшись в радостной улыбке. – А меня Лёшкой звать. Ну что, будем знакомы, Вань!
И еще раз пожал мне руку.
Иногда, даже правильнее сказать – крайне редко, встречаются люди с  таким потрясающим обаянием и  излучающие какую-то неизвестную и мощную обезоруживающую энергию, что ты начинаешь им доверять с первого взгляда.

Это был как раз тот самый случай.

Через пятнадцать минут я уже знал кто он, откуда и каким ветром его занесло на мой стенд.
Лешку послали выбирать оборудование и наводить мосты с «фирмачами».
Наша беседа перенеслась с выставки в какую-то кафешку, где мы просидели до глубокой ночи, когда Лёшка (обитавший, как оказалось, далеко за городом) вдруг взглянув на часы понял, что опоздал на последнюю электричку.
После коротких уговоров я его затащил к себе в Сокольники на квартиру  деда, где обычно обитал сам, ибо дед появлялся там редко, в основном по праздникам, предпочитая деревню шумной Москве, а для меня это была возможность вести некое подобие самостоятельной жизни.

Это было началом нашего длительного знакомства.

Завод, на котором трудился Лёшка, получил важный заказ и  по этому поводу готовился переоборудовать цеха и лаборатории.

О станках моей компании Лёшка, как оказалось, знал чуть ли не больше, чем главный менеджер по их производству и, что было приятно, никакой альтернативы не допускал.

С его мнением считались, и завод принял решение начать с нами сотрудничество.

Это был первый серьезный и один из самых больших проектов в моей жизни, с колоссальным грузом ответственности - ведь я держал ответ перед огромным количеством людей – заказчиками, российскими коллегами, французами.  Процесс хоть  и  был крайне нервным, но в тоже время весьма творческим и интересным.

Души в него было вложено…

Я не раз приезжал на завод, а Лёшка хотя бы  день в неделю стабильно проводил у нас в офисе.

То как любили Лёшку на заводе – это нужно было видеть. И снимать кино. Такое редкое у него обаяние…

Он переживал за каждую мелочь, за каждую деталь – как оно там будет с ней или без нее.  Все обсуждалось по сотне раз – чтоб ничего лишнего и в тоже время с запасом. Телефонная линия Москва – Париж наверно дымилась от перегрева – столько было переговоров, консультаций и споров.  Благодаря этому мой французский  от  многочасовой ежедневной практики вышел на профессиональный уровень.

Наконец, наступил период контрактной подготовки.

Здесь к нашему небольшому творческому коллективу подключились новые люди – в большинстве проектировщики, строители, эксплуатационщики и, в итоге, конечно, коммерсанты.

Если с первыми тремя группами специалистов все оказалось просто и понятно, то с теми, кто представлял коммерческую часть было наоборот.

Их группу возглавлял Константин Максимович - директор отдела закупок завода. Лёшка его за глаза называл просто – Максимыч, и я его подсознательно воспринимал контактным и душевным человеком, невольно ассоциируя с Лёшкиным обаянием и характером.

Но когда настал день нашего непосредственного знакомства, увиденный мной человек ни при  каких обстоятельствах не мог бы называться Максимычем…

Знакомство проходило на заводе.
Меня  на проходной  лично встретил невысокий, крепко сбитый,  коренастый  мужчина  в дорогом и безупречно подогнанном сером костюме.  Улыбнувшись дежурной улыбкой, он представился:
- Константин Максимович. Руковожу нашим общим проектом.

Здесь опущу все ненужные слова  и дежурные фразы, предваряющие, согласно этикету, любое  начало серьезных переговоров.
По-деловому быстро пожав мне руку, проводил в управление, в свой кабинет.
Там уже собралось несколько человек, среди которых был и Лёшка.
Суть совещания (или так называемых "переговоров") у директора отдела закупок свелась  к  фактически обвинительному монологу в адрес каждого из присутствующих, во время которого я с удивлением наблюдал за происходящим, а также сумел детально разглядеть его внешность.
Седая с легкой пролысиной «квадратная» голова, плотно прижатые уши, отточенный  нос, узкие, слегка «изогнутые», как бы  в легком презрении, губы. И острый, из подлобья, абсолютно холодный и обличающий взгляд серых, словно подобранных в цвет костюма, глаз.
На правом мизинце дорогой перстень-печатка с большим зеленым камнем, я предположил, что с изумрудом.
 То, что он говорил,  то, как он говорил, и как обращался к конкретному человеку - было  жестоким, исключительно обвинительным действом, подразумевавшим  последующее неотвратимое возмездие.
Зрелище было весьма убедительным.
Я раньше никогда не встречался с таким деспотическим характером и, глядя на его подчиненных, от души им сочувствовал.
Тут его монолог перешел на Лёшку.
- Ты о чем думал, когда составлял эту спецификацию? Они же тебя развели! – кивок головы в мою сторону. – Ты и нас всех подставил! Ты сорвал проект!
- Константин Максимович, - спокойно и как ни в чем не бывало парировал Лёшка, -  ну что мы опять о том же самом? Где могли сэкономить, там сэкономили. Все тщательно проверено и отработано.
- А мне оттуда, – глазами показал наверх, - кураторы наши сказали, что таким проект не пройдет. И объяснили почему. Очень наглядно объяснили.
Грозовая туча, разбрасывая молнии, еще некоторое время носилась по кабинету.  Но эти молнии, благодаря Лёшкиной твёрдой позиции, уже не поражали своих целей, как это было в самом начале. Мы выстояли.

Закончилось тем, что «переговоры  закончились успешно» и всех отпустили, попросив задержаться меня.

Когда мы остались наедине Константин Максимович  прямо, доходчиво и в красках описал мне, что может случиться с теми, кто поступает неправильно… И какие силы могут вмешаться в процесс. И как это может повлиять на жизнь и окружающий мир, если кто-то  вдруг попытается поступить неправильно…

Говорил он весьма  убедительно, не давая вставить ни слова, так что неприятный разговор этот плотно закрепился в памяти. Я понимал, что видимо это тоже было одной из  целей переговоров и входило в сценарий всего разыгранного предо мной спектакля.

За дверьми меня ждал Лёшка:
- Вань, ты внимания не обращай, Максимыч  всегда такой. Я уж привык.  А так он мужик нормальный.
С последним  утверждением, как раз трудно было согласиться.

Наконец, в торжественной обстановке,  контракт был подписан.
Медленно потекло время производства.
Я мотался по командировкам.  В основном - дальним. Переговоры. Семинары. Конференции.

Тут наступило время приемки заказа на производстве во Франции. От заказчиков отправилась солидная делегация во главе с директором, директором отдела закупок, кучей других нужных и не очень специалистов, и, конечно, с Лёшкой.

А  меня в это время судьба занесла в Новосибирск. Февраль. Мороз под  -45.

Помню тот вечер.
 Как вернувшись в Академгородковскую гостиницу (да, да, в ставшую уже родной «Золотую Долину»),  поднялся  на свой 12-ый этаж...
Как уже открывал свой номер в предвкушении  отдохнуть…

И вдруг звонок.
На дисплее незнакомый номер. Тем не менее, беру трубку.
- Иван? – слышу резковатый, неприятный и почему-то знакомый голос. Предчувствую что-то нехорошее…
- Да… Здравствуйте… Слушаю Вас…
- Это Константин Максимович. Узнал меня? – выдерживает паузу говорящий – Это говорит директор по закупкам.
- Да, Константин Максимович, здравствуйте…
- Ты что нам продал? Сволочь! Ты нам продал не то! И я не знаю, с этим дерьмом  и тобой лично будем теперь делать… Ну как теперь будешь выкручиваться и как расплачиваться? Думай сам! – и повесил трубку.

Сказать, что мне стало нехорошо – ничего не сказать. Многомиллионный контракт, столько времени готовившийся в самых самых мелочах и…
Если правда, то что сказал этот человек… Я вспомнил всё, рассказанное мне этим директором о последствиях "неправильного поведения". Я представил себе ужасные последствия. Очень ужасные.

Открыл окно и смотрю вниз, на засыпающий в морозном тумане городок.
Думаю о доме, семье, родителях.  Ведь теперь все они могут пострадать… Ни за что.  Просто из-за меня. И даже если продать все наше жилье – все равно львиной доли не хватит рассчитаться.

Смотрю вниз  и понимаю, что лететь мне не завтра домой в Москву, а лететь прямо сейчас… И совсем в другую сторону…
Мысли и рана в душе такая…  И рассказать некому…

Сейчас... Еще пару раз вздохну… Еще только пару раз…

Вновь телефонный звонок.
Автоматически нажимаю ответить и остатками голоса, на выдохе, произношу
- Да… (получается «Кхаа…)
- Иван! Это Николай Петрович, директор.
- Кхааа..
- Ваня, ты это, не слушай никого. Все прекрасно. Больше, чем мы даже предполагали… Слышишь? Иван?
- Кхаааа… - я чувствую, что происходит что-то невероятное. Но не понимаю что.
-  Вань, слышишь? Тут Константин Максимович слегка шнапсом переугощался. Не обижайся на него… Глупости он тут тебе наговорил. Все прекрасно, слышишь? Спасибо! Огромное! Слышишь?
- Гхаа… - в сознание проникает что-то спасительно светлое, от чего из глаз начинают катиться сплошным потоком слезы, застывая ледяной коркой на щеках, бороде, усах…
- Иван! Спасибо еще раз! Вы с Лёшкой прекрасную работу сделали.  Давай. Прости нашего дурака. До свидания.

Нервы лопнули и я заревел как ребенок,  в голос, все еще глядя в морозную бездну…

Через минуту опять звонок.
Включаю ответ, но говорить совсем не могу.
Слышу Лёшкин голос.
-Ваня! Друг! Ваня... Ну что ты… Ну не переживай… Дурак он. Перепил. Ты где сейчас? Ваня? А?

Я не могу говорить.

Я выключаю телефон. Совсем. Иду в  номер и достаю подаренную кем-то поллитровку сибирской.

Я выпиваю её всю залпом…
На завтрашний самолет я опоздал…

Прошло 5 или  6 лет. Рана,  саднившая в душе потихоньку, затянулась.

С Лёшкой мы редко, но пересекались.
Он обзавелся невестой и перебрался в столицу.
Как-то раз он надолго пропал.

Я этого особо и не заметил, поскольку совсем близкими друзьями мы не стали. Так, встречались по  случаю, с праздниками друг дружку поздравляли, или что-то доносилось  о нем от коллег.

Пока однажды не раздался звонок…
-  Иван Петрович? – в  трубке знакомый  резковатый и неприятный голос.
-  Да, Константин Максимович, здравствуйте. Слушаю вас.
- Иван Петрович, я хочу вам сказать… Спросить совета… Тут помощь Ваша нам бы понадобилась…- в голосе звучат неуверенные нотки...
- Говорите, Константин Максимович. Слушаю.
- Тут такое дело… В пятницу встал конвейер… Вооот…  Встал значит… А Лёшка начал его чинить… Мы ж завод… Стоять не имеем права… За час одних убытков…  Ну и залез там куда-то, не туда наступил  и сломал к чертям прецизионный загрузчик.. Вооот… Таааак…

Я не перебивая слушаю. Я уже знаю, что этот звонок не к добру.

- Так Лёшка, значит, как это увидел, так и бегом ко мне.. Вооот…  Максимыч, говорит, я автозагрузчик убил… Ну, вроде,  что же будем теперь делать?  А штука эта стоит, сами знаете, Иван Петрович, тыщь  сто. Не рублей… Вооот… Ну я ему и говорю типа, Алексей, а ты понимаешь, что цех встал надолго?  Ты понимаешь, что это значит? А где такие деньги брать будем? Он молчит. Потом спрашивает опять…  Что ж мне, Константин Максимович, делать? А я ему – что, что… Можешь идти, вешаться… Сам ведь напортачил…

Он замолкает  на минуту, но я уже понимаю, что случилось страшное.
Память мгновенно вернула события многолетней давности.  Мороз пробежал по коже и волосы на голове встали дыбом от того, что я должен был сейчас услышать.

- Так это… Остался он в цеху после работы. Вооот…  Ну и выпил значит… Где только достал…? У нас же запрещено… А сегодня… Утренняя смена его нашла… Висел… Значит… Прямо, значит, над конвейром… Дурак… Вооот… Жаль конечно…  Жаль… Классный был мастер… Так я чего спросить хочу – вы не могли бы по…?

Я не дослушав выключил телефон…
Я возненавидел упыря на том конце провода  как до этого никого и никогда .
Я  до сих пор не могу осознать, какой  приказ и  какие слова должны были произнесены  этими мерзкими лощеными устами, чтобы всегда счастливый и светлый человек столь отчаянно шагнул в бездну…
Я, всего лишь мельком видевший её черноту, холод  и ужас своими глазами…
Я, каждой клеткой и каждым нервом помнивший все миллиардные доли секунды того, уже далёкого, своего момента…

Я закрыл глаза и передо мной возник Лёшка. Улыбчивый. Обаятельный. Добродушный.
                 -Ваня! Друг! Ваня... Ну что ты… Ну, не переживай… Дурак он. Перепил...

Метки:

Profile

яволь
independent_msk
independent_msk

Latest Month

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner